Оптинские новомученики. ферапонт, василий, трофим

Оптина пустынь Монастырь и история

Фото: Оптина пустынь Монастырь

Касательно того когда появились первые поселения существуют разные версии. Точнее, трудно точно сказать, когда именно тут появились первые подвижники, ведь согласно преданию под завершение 14 века сюда пришел разбойник по имени Опт, который раскаялся и постригся в монахи, став Макарием. При этом письменные свидетельства об общине относятся к 15 веку и также есть версия об основании общины князем Владимиром Храбрым.

Под завершение 17 века начинается строительство первой каменной церкви, а спустя небольшое количество времени Петр Первый сначала облагает пустынь тяжелым налогом и далее община упраздняется для того чтобы стать частью Белевского монастыря. Тем не менее, Екатерина Первая практически сразу восстановила статус пустыни. Потребовалось около ста лет для того чтобы из небольшого поселения территория превратилась в процветающий духовный центр, которым стала в двадцатых годах 19 века.

Хотя практически всегда на территории было относительно малое количество монашествующих (часто буквально от двух до десяти человек) был настоятель Оптиной пустыни – старец, обладающий святыми дарами и наставляющий других. По сути, именно с развития института старчества и настоятельства в пустыни и возможно вести отсчет современной истории этой обители.

Первым старцем считается , который родился в 1768 году, а самым крайним на данный период – , который почил в 1938 году. Всего на данный период старцев 14, но сама традиция старчества не угасла, существуют также так называемые оптинские новомученики, но эти старцы до сих пор не канонизированы (процесс весьма длительный и требующий соблюдения множества формальностей) хотя и имеется множество зафиксированных свидетельств чудотворения. Вообще отличительной особенностью всех оптинских старцев и является какое-либо чудодейственное умение (так называемые дары святого духа) кто-то обладал прозорливостью, другие умели исцелять.

Конечно, все эти чудеса имеют большое воздействие на верующих и являются внешним проявлением подвижнического подвига, но не всегда следует акцентировать внимание именно на этой стороне. Ведь ценность также заключается и в самой строгой вере и сохранению чистоты помыслов

На протяжении веков монахи Оптиной пустыни молятся за всю страну и весь род людской, поэтому приезжающие туда паломники сразу ощущают присутствие благодати, об этом говорили и многие известные люди.

Рай – это обретение свободы

Для современного молодого человека одной из главных ценностей является свобода. Люди боятся потерять личную свободу, болезненно воспринимают ее ограничение. Чтобы доверить свою волю старцу, нужно быть абсолютно уверенным в том, что этот человек действительно имеет духовный опыт и принесет пользу душе послушника. Но как не сомневаться в том, что твой наставник и есть тот самый старец, ради которого есть смысл ограничивать собственную свободу?

Если рассматривать жизнь в монастыре, то у нас есть старшие по послушанию, есть игумен. Кроме духовника, в общении с которым формируются отношения старца и ученика, есть много других составляющих элементов послушания, которые тоже необходимо исполнять. Ведь без послушания и смирения человек, даже светский, не может нормально проводить свою жизнь. С детства мы слушаем своих родителей, воспитателей, учителей, во взрослой жизни – начальников, близких или вообще советы людей опытных. Послушание в той или иной форме лежит в основе любых отношений. Ведь если руководствоваться только собственным разумом, проявлять упрямство, вступать в конфликты, то ни к чему хорошему это не приведет. Поэтому, какими бы ни были сомнения: если человек дал монашеские обеты, среди которых есть и обет послушания, он в любом случае должен проводить свою жизнь в соответствии с данными обетами. Только так он получает возможность обрести внутреннюю свободу. Другими словами, ограничивая свою внешнюю свободу, он раскрывает внутреннюю свободу духа, которая состоит в том, чтобы быть с Богом. Ведь рай – это и есть обретение свободы. В раю человек не определяет самостоятельно, что ему делать. Он вступает в личные отношения с Богом, и подобные вопросы за ненадобностью отпадают. В раю нет никаких других, лишних стремлений, но именно в этом и состоит обретение подлинной свободы, ради которой мы и были созданы. Это свобода общения с Богом. Если этой свободы нет, то есть рабство греху и демоническим силам. Послушание Богу – это как раз та самая свобода, к которой мы должны стремиться. Она отсекает саму возможность отойти от Господа, и именно поэтому человеку, чтобы посвятить себя единственной цели – быть с Богом, – надо отказаться от эгоистической свободы личного самоопределения.

Это звучит довольно вызывающе для человека, живущего в наши дни, – оказаться от свободы самоопределения…

Да, сейчас большинство людей руководствуются только собственными устремлениями. И, как мы видим, это приводит к многочисленным внутренним трагедиям. Почему, например, в современном обществе так сильно возросло число нервных и психических заболеваний, депрессий? Вот из-за этой самой псевдосвободы, в которой человек зачастую и не может найти своего счастья, мыкается всю жизнь в его поисках…

Шинель и число зверя

18 апреля 1993 года на территории мужского монастыря «Оптина пустынь», что в Калужской области, произошло тройное убийство. Жертвами неизвестного преступника оказались иноки Ферапонт и Трофим, а также иеромонах Василий. Все они скончались от многочисленных ножевых ранений. Ферапонта и Трофима убили в звоннице, которая находилась под навесом прямо во дворе монастыря, а Василия неподалеку от его кельи.
На месте преступления, а именно на заборе, следователи обнаружили фуражку без козырька и военную шинель. В кармане шинели лежал кинжал с надписью на лезвии «666». Второе, похожее холодное оружие было найдено и на земле.

Крещение

Отец Василий как-то помогал мне на Крестинах. И опять же — вот это духовный образ человека! Была интересная ситуация.  Крестить тогда в монастыре было не принято, был приходской храм.

Владыка Евлогий, сейчас митрополит Владимирский и Суздальский благословил провести 1-2 Крещения. Приезжала молодёжь, мы ее готовили, проводили беседы, а потом крестили на Пафнутьево-Боровском Источнике. Тогда это был не закрытый источник, а деревянный сруб 3х3 метра. Это было просто зеркало воды.

Крестили мы так: в воду опускали лестницу, по ней спускался крещаемый, и так проводили Крещение. Вода была 4 градуса.  Тогда было три парня и одна девушка, думаю, как они там будут…

Причем у них был выбор как креститься, они пожелали с полным погружением.

Идем мы с отцом Василием к источнику, несем иконы, он несет лестницу, несколько человек с ними идут. Идем крестить, и вдруг я ему говорю (в шутку, конечно, я ведь знал, что он мастер спорта международного класса по водному поло, который все это оставил ради монастыря, ради веры, ради Церкви и души): «В случае чего – ты плавать-то умеешь?»  И он мне говорит: «Немного».

То есть он подхватил мгновенно.  Это тоже такая тонкость души. И я ему говорю: «А вас откачивать-то учили?» Он отвечает уже серьёзно, что учили.  Я ему сказал, чтобы в таком случае он держал крещаемых за руку в воде. Он сказал: «Да, батюшка, все понял».  Он лежал на этих бревнах, страховал.

Пасха красная

Иеромонах Василий, инок Трофим и инок Ферапонт были убиты на Пасху, 18 апреля, ранним утром после Литургии. Судя по воспоминаниям, все трое так или иначе чувствовали приближение конца. Ощущалось что-то необычное, трагичное, тревожное в дни Великого поста и по всей Оптиной. Однако к этому относились, как к «традиционным» великопостным искушениям.

Оптина Пустынь. Введенский ставропигиальный мужской монастырь

Во время уборки в алтаре инок Филипп порезал руку ножом, очищая подсвечник. Зажав рану, он выбежал из алтаря. Послушник Александр Петров вышел за ним и, перебинтовывая рану, сказал: «Не понимаю, что происходит? За Страстную седмицу уже в четвертый раз кровь в алтаре…». Более того, известно, что обитель в ту пору целенаправленно запугивали, проводилась мощная психологическая атака — упорно ходили слухи, что монахов «скоро будут резать». Некоторым насельникам подбрасывали письма с угрозами и фотографиями гробов. Бывали случаи, когда некие люди даже выкрикивали в храме, что будут убивать монахов. Совершенно очевидно, что проводилось это не одним человеком, а целой организованной группой злоумышленников. Погибли же мученики от рук одного человека — Николая Аверина, которого впоследствии поймали и, признав невменяемым, отправили в психиатрическую больницу закрытого типа.

Рассказывают, что Пасха того года в Оптиной была необычайно многолюдна. Однако прихожане, уставая от долгой службы, расходились, и к Литургии верных оставались уже немногие. Церковь в Пасхальную ночь — это преизобилующая чаша благодати, щедро изливающаяся на своих чад. Звучит бесконечное «Христос Воскресе!», и душа ликует, забывая о времени, усталости и житейских заботах. «Христос Воскресе!», и сердце переполняет неземная радость. «Христос Воскресе», и чувствуешь, что смерти нет… Литургия закончилась в шестом часу утра. Все выходили из храма, обнимаясь, христосуясь, не в силах сдержать радость и переполняющую благодать. Инок Трофим отправился на колокольню, чтобы возвестить всему миру о воскресшем Христе. Не найдя там отца Ферапонта, он вернулся за ним и позвал на колокольню. И вот — два лучших звонаря Оптиной, рассекая благовестом мрак и тишину, стали славить Христово Воскресение.

Иноки Трофим и Ферапонт

Но звон умолк… Первым мгновенно был убит инок Ферапонт. Второй удар принял инок Трофим. Несмотря на смертельное ранение, он последним усилием всем телом подтянулся на веревках и ударил в набат, чтобы предупредить остальных насельников об опасности. Это услышал и отец Василий, который спешил в скит, чтобы начать исповедь. Он обернулся и лицом к лицу встретился с убийцей, который потом в спину вонзил в него тот же нож. Все трое были убиты самодельным ритуальным ножом с гравировкой «сатана 666». Но отец Василий умер не сразу. Его обнаружили еще живым и внесли в храм, положив у раки с мощами преподобного Амвросия. Он скончался по пути в больницу.

Внутренний вид часовни, построенной на месте погребения трех монахов, убиенных в 1993 году

Уже 27 лет прошло со дня гибели трех оптинских монахов. Сегодня на месте их могил в Оптиной пустыни построена часовня, куда стекаются многочисленные паломники, чтобы почтить память и помолиться о заступничестве трем мученикам. Конечно, сердце не может не содрогнуться и не заскорбеть, вспоминая о страшных событиях той Пасхи. Но вместе с этим… душу переполняет необъяснимое чувство величия Божия, у Которого все премудро, все своевременно. Господь забрал трех монахов, явив миру новых подвижников, новые примеры святой жизни и свидетельство вечной торжествующей Пасхи, которая ожидает каждого воина Христова, верного Богу до последнего вздоха.

На перепутье

С возрастом Николай стал задумываться о серьезных вещах, его волновали вопросы о том, что такое смерть, грех, загробная участь человека, страдания в аду. Когда наступила пора юности, он никак не мог найти свой путь в жизни. «Помню, что я часто даже в играх, которые любил, чувствовал неудовлетворенность, пустоту. Я не знал, куда мне поступить из гимназии, что выбрать, какую отрасль науки, какой сообразно с этим путь жизни. Ничто мне не нравилось так, чтобы я мог отдаться тому, что выбрал. Был у меня переворот в жизни, когда все вокруг было заражено социальными идеями в нашем юношеском кругу. Мне эта маска, которой прикрыто дело диавола, ведущее в пагубу, сначала как бы понравилась, хотя я и не мог ее совместить с верой в Бога, в которой и о которой я ничего не размышлял и не давал отчета…» Хотя в доме царила благочестивая обстановка, но глубоких понятий о вере и Церкви у Николая не было. Уже позже он сам будет удовлетворять духовную жажду, которую всегда чувствовал, чтением книг.

Окончив гимназию, Николай поступил в Московский университет, но проучился недолго. Он вспоминал: «В университете я успел проучиться немногим более полугода… После Рождества мои мысли и стремления к богоугождению начали несколько формулироваться, и я стал посещать университет хотя и ежедневно, но с некоторой целью… Под предлогом занятий в университете я уходил утром из дома. Приходил в университет и был там до 9 часов, а с 9 часов отправлялся в Казанский собор к обедне, предварительно заходя по дороге к Иверской, если там народу бывало не очень много. Отслушав литургию, стоя иногда даже всю литургию на коленях, я не спеша отправлялся домой и заходил по дороге в часовню Спасителя и, помолившись там, уже без задержек направлялся домой. Дома я, напившись чаю, садился читать Евангелие, которое и читал более месяца или месяц. Когда Евангелие было прочитано, я начал читать Апостол и «Путь ко спасению» епископа Феофана; читал иногда листочки и брошюрки духовного содержания». Со временем Николай стал вести дневник, эту привычку будет в дальнейшем поддерживать у него и старец Варсонофий, считая очень полезным ежедневно записывать наблюдения за своей внутренней жизнью. Вспоминая свою юность, старец по своему состоянию и настроениям причислял себя целиком к поколению молодых людей той эпохи — отметил и период увлечения социальными идеями, и формальное исполнение обязанностей христианина. Но из его же собственных слов видно, как исподволь возрастала в душе устремленность к Богу, как влекли его Церковь, богослужение. Сам он особо отметил, что «церковь (этому я придаю огромное значение; может быть, это была одна из самых главных причин, приведших меня в обитель и к Богу…) лет с 12—13 я не покидал, несмотря ни на что…» Видимо здесь сказалось и воспитание, влияние деда и матери.

Оптинские новомученики

Во вторник пасхальной седмицы 1993 г. на новом братском кладбище в Оптиной Пустыни встали одновременно три креста. Кровь погребенных под ними монахов пролилась на могилы великих для России, для всего міра старцев. Временная звонница, на которой закланы двое – творцы пасхального благовеста, – была поставлена спешно к Пасхе 1991 г. на пустыре старого монастырского кладбища. Убийца же, не скрыв своих намерений, выгравировал на мече своего ритуального убийства своё прозвище и число: 666.

Событие вопиющее и символическое: в знаменитом монастыре, бывшем при старцах духовной вершиною вселенского Православия и тем составившем славу России, явный поклонник сатаны убивает на Святую Пасху троих монахов. Однако вместо незамедлительных соболезнующих посланий руководителей страны (какие, например, были при нападении на синагогу в январе 2006 г.) – на всех телеканалах в этот день шли обычные развлекательные программы и демонстрировалось явное равнодушие, даже появились глумливые статьи в «Известиях» и «Московском комсомольце» (одно название говорит за себя – «Молчание ягнят»!)…

Спорт

Б.К.  Мы с отцом Василием учились вместе в институте. Мы были мастера спорта по физической культуре. И вот он, будучи спортсменом, соблюдал посты. Это вообще невероятно…

А.М. Решимость. Есть такой спортсмен – Майк Фелпс, 23-кратный олимпийский чемпион по плаванию. Он рассказывал, что в день он тратил 12 тыс. калорий. Это три курицы и еще что-то. Вот мы с тобой обыкновенные люди – мы тратим в день 3-3,5 тыс. калорий.

Б.К. А Вы знаете, что по калорийности водное поло и гребля – это самые трудозатратные виды спорта. Потом идут пловцы. У нас в пятиборье была трудозатрата по калориям — 8-9 тыс.  А у них еще больше…

А.М. А он на гречке проводил соревнования. Говорил, правда, потом, что голова кружилась. Но вот — удивительная решимость.

Василий, Трофим и Ферапонт

Выпускник журфака МГУ москвич Игорь Росляков приехал в Оптину пустынь в год, когда восстановление монастыря только начиналось. Священнослужители отмечали, что молодой послушник — человек старательный, молчаливый и скромный: любую работу он выполнял безотказно.

В университете Росляков учился прилежно. Старший преподаватель факультета журналистики Тамара Черменская отзывалась о нем как об очень талантливом юноше. «Студенты в те годы увлекались дзен-буддизмом, и с Запада шел поток философской литературы, замешанной на оккультизме. Я постаралась, чтобы этот яд не коснулся души Игоря, благо, что при его потребности советоваться сделать это было легко», — делилась воспоминаниями воцерковленная преподавательница. Росляков стал частым гостем в ее доме, однако, утверждает Черменская, в православие студента обратила не она — со временем Росляков якобы сам потянулся к вере.

Первой перемены в сыне заметила его мать. Неожиданно Игорь, до того кропотливо собиравший домашнюю библиотеку, вынес из дома все книги Льва Толстого: «Мама, да он же еретик!». Толстого заменили сочинения святителя Игнатия Брянчанинова, молодой человек стал ходить на церковные службы, а потом уехал в Оптину пустынь.

Лишь спустя несколько лет после того, как Росляков поселился в монастыре, случайно выяснилось, что в миру Игорь был капитаном сборной МГУ по водному поло — кто-то из паломников нашел его фотографию с кубком в газете «Известия». В Оптиной молодой послушник держался обособленно и о своей прошлой жизни не распространялся. По словам насельников монастыря, он приложил много сил для восстановления обители и вскоре стал иноком, а затем и иеромонахом, приняв имя Василий.

Полной противоположностью Рослякову был Леонид Татарников, позже нареченный иноком Трофимом. Братия и прихожане хорошо его знали — молодой человек, приехавший в Оптину в августе 1990 года из Бийска, выделялся живостью характера; он быстро сновал по монастырю и, не мешкая, брался за любую работу. В миру Татарников успел сменить несколько профессий — после службы в танковых войсках поработал в Сахалинском рыболовстве, занимался художественной фотографией, побывал фотокорреспондентом в районной газете, сапожником, пастухом и пожарным. Родственникам свой уход в монастырь он объяснил знамением: видел, как от одной из икон в храме исходит ослепительный свет, и слышал неземной голос.

Будучи человеком нетерпеливым, Татарников спешил стать монахом. В Оптиной вспоминали, что как-то раз он пришел просить, чтобы постриг совершили поскорее. «А может, тебя сразу в схиму постричь?» — спросил его иерей, к которому он обратился. «Батюшка, я согласен!» — воскликнул тогда Татарников. За это — или какую-то другую провинность — Татарникову на два месяца отказали в проживании в стенах монастыря. Молодой человек поселился в землянке неподалеку, но не пропустил ни одной службы. В обители он заведовал паломнической гостиницей, работал звонарем, переплетчиком и чинил часы.

Меньше, чем через год после приезда, Татарников добился своего и принял постриг под иноческим именем Трофим. «Трофим был духовный Илья Муромец, и так по-богатырски щедро изливал на всех свою любовь, что каждый считал его своим лучшим другом. Я — тоже. Он был каждому брат, помощник, родня», — вспоминал о Татарникове игумен Владимир.

Еще один будущий насельник Оптиной — сибиряк Владимир Пушкарев — появился в монастыре в июне 1990 года, преодолев пешком 75 километров от Калуги. Местные утверждают, что, дойдя до ворот монастыря, он не стал стучать, а встал на колени и так стоял до самого утра, терпеливо дожидаясь, пока его впустят.

Уроженец Новосибирской области, Пушкарев прослыл в монастыре человеком замкнутым — много часов он просиживал в собственной келье или столярной мастерской. Художник-резчик Сергей Лосев, работавший тогда в монастыре, говорил, что в Пушкареве «чувствовался огромный внутренний драматизм и напряженная жизнь духа, какая свойственна крупным и сложным личностям». «Что за этим стояло, не знаю. Но это был человек Достоевского», — говорил о сибиряке Лосев.

Неожиданно хорошие отношения у этого немногословного человека сложились с околомонастырскими «воробушками» — молодежь ему доверяла и охотно училась резьбе по дереву. За полтора года до гибели Пушкарев стал иноком и принял имя Ферапонт. Он стал заведовать столярной мастерской: резал кресты, готовил доски для икон, делал мебель.

Бог слушает послушных

Почему нам так важно знать и хранить опыт старцев?

Потому что, кто сам себе советчик, тот сам себе враг. Отец Иоанн (Крестьянкин) мне говорил: «Читайте книги Оптинских старцев: в них вы найдете ответы на все ваши духовные вопросы»

Ведь для нас важно иметь мнение святых отцов и в той или иной ситуации его применять, а не от своего ума действовать. Остались труды старцев, их письма, свидетельства об их жизни – сейчас уже многое издано, а спасение, как известно, во многом совете.

Как вы видите феномен старчества?

На могильном памятнике многих людей можно было бы написать следующие слова: они жили и не знали, для чего жили. Оптинские старцы знали, для чего живут. Они знали, может быть, немногое, но они знали почти все о главном, и это знание о главном – это духовная гениальность. Что такое старчество? – Это духовная гениальность. А что такое гениальность? – Это 90% труда и 10% осенения свыше. Это все не на пустом месте возникло. Бог слушает послушных. Каждый из старцев в свое время был учеником. Лучше называться учеником ученика, чем собирать бесполезные плоды своеволия. И за это ученичество, за искреннее послушание Господь дал им дары, которыми они сами потом делились: дар врачевания, дар видения духовной жизни… (Замечу: а самое страшное – это имитация такого дара. Когда люди, этого дара не имеющие, поступали так, как будто они имели этот дар, – руководили человеком, не видя Божией воли о нем.)

Старец Амвросий, бывало, медлил с ответом на заданный ему вопрос: «А я пока не слышу». То есть каждый из Оптинских старцев искал слышания воли Божией. Каждый из них был послушным. А Бог слушает послушных.

У старца Амвросия учителем был преподобный Лев?

Старец Лев, который звал его химерой, пустоцветом, но это уже была особенность старца Льва. Он бесконечно любил его и укорял его для духовной пользы, зная, что тот может это вынести.

«Для монаха укоризна и нравоучение – все равно что для ржавого железа щеточки», – говорил старец Амвросий. Из-за любви старец Лев так поступал. «И ржавчину с меня снимал усердно», – вспоминал старец Амвросий.

А какой из Оптинских старцев вам ближе всего?

Наверное, Лев, Макарий, Амвросий, Варсонофий. Но по характеру все-таки, наверное, Варсонофий и Лев.

О пользе и наказании

А.М. Один из выдающихся мыслителей, философов и математиков Блез Паскаль как- то сказал: «Если бы Бог по временам нас не укладывал на лопатки, нам бы некогда было посмотреть на небо».

Так вот однажды я заболел воспалением легких, лежал и думал о том, какое удивительное время болезни — можно что-то почитать и побыть одному. Взял том св. Иоанна Златоустого, и стал читать.

У него есть мысль о Вифлеемских младенцах – о том, какой вообще был смысл этого. Приходит в мир Жизнь, то есть Христос, и с этой жизнью 14 тыс. жизней забираются. Читаю 30 страниц, а он все подводит и подводит.  А я все думаю – ну где же «изюм», где «алмаз» – главная мысль? Вот это стиль Златоуста.

И вдруг – вот эту фразу я постараюсь запомнить до склероза, если он когда-нибудь наступит. И вдруг этот алмаз, как вот сейчас софиты в этой передаче светят, высветился. Вся эта книга засветилась:

Это и в личной жизни, и в жизни Церкви, и в жизни прихода, и в жизни страны.

А.М. Сейчас мы живем в такие времена, в такой духовной свободе, которой не было даже в царские времена. Давайте не будем далеко ходить – православное телевидение до Революции было? Не было. Православный интернет был? Нет. Миллионы книг, которые сейчас есть, были? Нет.

Б.К. Новое молодое поколение этого не понимают. Мы то уже пожили чуть-чуть, а им нужно объяснять.

А.М. Я в 1988 году поступал в семинарию, и у меня было четыре книги – Авва Дорофей, Лествичник, патриархийный молитвослов и Евангелие. Не так уж давно – всего 4 книги.

Б.К. Тысячелетие Крещения Руси как раз было…

А.М. Поступал я в 1984 году, значит, это было 34 года назад. В этом году мы будем праздновать 30-летие выпуска.

Уникальное сейчас время.

Да, трагедия, но у Бога пользы больше, чем наказания. Если бы не случилось этого, не понятно какой бы путь был для них. Какой бы был путь для монастыря, для тех паломников, которые приезжают в Оптину.

Нужны не далекие по времени подвижники веры и благочестия, а из нашего времени. Мы свидетелями были. Я тогда был иеромонахом, в 1988 году, а отец Василий пришёл в Оптину Пустынь Игорем Росляковым.

Оптина пустынь: святыни монастыря

Монастырь Оптина пустынь разделен на 2 части. Первая, куда есть доступ паломникам: храмы, гостевые домики, трапезные и источники. Вторая часть – это Предтеченский скит, сюда вход разрешен только монахам. Именно скит прославил монастырь, здесь жили оптинские старцы, это сердце Оптиной пустыни. Миряне сюда не допускаются. Около 17 человек братии проживают сейчас в скиту – месте подвига и молитвенной жизни. Условия жизни здесь более суровые. Скит расположен за монастырской рощей, вокруг него запрещено рубить лес, чтобы скрыть от посторонних глаз. Жизнь в монастыре и скиту существенно отличается. Особенность скитского устава заключается в ночных службах. Службы проходят вечером и ночью, а в монастыре – вечером и утром. Здесь спят мало, а трудятся и молятся много.

Между Казанской церковью и Введенским собором расположен некрополь, здесь находятся могилы оптинских старцев. На данный момент могилы пусты: мощи Оптинских старцев перенесены в раки, но тем не менее сюда и по сей день устремляются паломники. В советские годы на могилах старцев была танцплощадка, а в кельях монастыря располагался дом отдыха, потом совхоз, потом ПТУ. Места захоронения старцев нашли с огромным трудом.

Инок Трофим (Татарников). 39 лет

Мирское имя — Леонид Иванович. Родился в Иркутской области, окончил железнодорожное училище, работал машинистом. Потом устроился в Сахалинское рыболовство, пять лет ходил в плавание. Любуясь красотами морских пейзажей, стал заниматься фотографией и даже сотрудничал как фотокорреспондент с местной газетой. Круг интересов Леонида был широким: помимо прочего он занимался в яхт-клубе, танцевал в народном ансамбле. Желая приносить больше пользы людям, он стал сапожником. Но из мастерской вскоре пришлось уйти — делая качественную обувь и на совесть ее ремонтируя, он чуть не оставил коллег без работы. После этого Леонид работал скотником на ферме, пожарным. Но потом все бросил и уехал к дяде в Алтайский край. Там он пришел к вере. В 1990 году с группой паломников приехал в Оптину пустынь и остался там навсегда. Работал в коровнике, кузнице, заведовал гостиницей, водил трактор, был звонарем.

«Помотала меня жизнь. Я-то думал: для чего все это? А оказывается все нужно было для того, чтобы теперь здесь, в монастыре, применить весь свой мало-мальский опыт для служения Богу и людям. Слава Тебе, Господи!»

Главное — чистая совесть и вера в Бога

А.М. Есть круговорот воды в природе, а должен быть круговорот любви в природе.

Любви в смысле жертвенного служения друг другу. И если такой круговорот будет, то тогда даже наша простая обыкновенная жизнь, начиная с семьи и работы, завода, воинской части – это уже будет другое. Будет формироваться определённая среда и определенные взаимоотношения, в центре которых главный вопрос: «Кому я могу быть полезным?»

Б.К. Знаете, у меня тоже возникла параллель. Возможно, если бы не было этого подвига, то наши офицеры, которые приняли решение в Сирии вызвать огонь на себя и погибнуть, не делали бы это. Сегодня это в западном понимании невозможно, а в русском – нормально.

«Отдать душу свою за други своя» – это же Евангелие. Русский солдат к этому стремился всегда, и значит еще жива Россия и будет жить.

И вот еще один такой образ — это кресты в часовне Воскресения. После обеда все в беленьких записочках. Это люди несут сокровенное, они просят помощи. Потом это все собирают, уносят, соответствующим образом с ними обращаются. Я не знаю, читали ли Вы их, но люди обращаются к братьям с молитвой. Если бы не было обратной духовной связи, то этого бы не было. Народ наш трудно обмануть.

А.М. Это начиналось с часовни Ксении Блаженной. Вот тогда — было то же самое. Эта народная волна делает это признание — выбор между святым и не святым.

А что касается военных – знали ли они об этом или нет, не известно. Но это в нашей корневой системе. Мне вспомнились, когда ты заговорил о воинстве, стихи – Клятва белого дореволюционного офицера:

Душу Богу я вручаю,

Жизнь я жертвую Царю,

Честь себе я оставляю,

Сердце Родине дарю.

Ради чего это возможно? Потому что «душу Богу я вручаю», и тогда уже не важно, что будет с телом. Поэтому если есть жизнь будущего века, все остальное уже не имеет значения

Такой человек уже потенциально и воин духа, и воин христов и воин России, и самое главное для него житейские проблемы — не такие уж и проблемы. Христос даровал нам Бессмертие, а бытовые мелочи жизни, это всего лишь мелочи

Поэтому если есть жизнь будущего века, все остальное уже не имеет значения. Такой человек уже потенциально и воин духа, и воин христов и воин России, и самое главное для него житейские проблемы — не такие уж и проблемы. Христос даровал нам Бессмертие, а бытовые мелочи жизни, это всего лишь мелочи.

Кстати, о них отец Трофим как-то написал письмо:

Поэтому у них развилась правильная ориентация – ориентация на Небо. Это сделало их и небожителями, и новомучениками, и, надеемся, ходатаями о нашей стране и монастыре.

Сатана думал, что он убил трех монахов, а на самом деле мы через эту смерть обрели на небе трех Ангелов и трех святых. Для нас они как раз и есть ориентир.

Нужно сделать один, первый шаг к Богу, девять Господь сделает навстречу. И так во всем – в работе, в жизни, в семье.

Когда человек с таким ориентиром в жизни живет — тогда это правильный стержень и правильный фундамент.

Б.К. В программе «Ориентация» есть своя традиция — мы рассуждаем об ориентации. Собственно, вся программа есть ответ на этот вопрос. Ориентация на Бога, а наши три инока – это те самые ориентиры, которые нам помогают в этой ориентации существовать. Это великое событие 20 века, перешедшее уже в век 21.

Недавно я был в МГУ и сотрудникам ректората сказал, что был в Оптиной Пустыни — про 25 лет. Я говорю им: — Понимаете, что первый, возможно, святой Праведник русской Церкви – ваш бывший студент? Вы понимаете, что вы получаете такого заступника?

А.М. Интересная мысль.

Б.К.  И вот сейчас заложили храм на Воробьевых горах. Я думаю, это привело многих людей к пониманию того, чем нужно заниматься.

Именно этот университет, кстати, стоит в авангарде движения за укрепление теологии как стержня миропонимания. Это то, за что наши братья отдали свою жизнь. Это новая качественная волна отношения к православию как к цивилизационной составляющей нашей жизни и уверенность в том, что мы идем правильным путем, и никто кроме Бога и наших иноков, нам не указ.

А.М. Спаси Господи!

Б.К. Спасибо Вам отче, что Вы нашли время и побеседовали на такую дорогую и мне тему

А.М. И мне.

Б.К. И нашим зрителям.

Ориентацию мы с Вами уже выбрали, теперь Ваша очередь, дорогие телезрители!

На этом мы с вами прощаемся, до новых встреч в том числе и на площадке соцсети «Елицы». Спаси Вас Господь.

А.М. Мир Вам и Божие благословение, дорогие наши телезрители!

Православная социальная сеть “Елицы” выражает благодарность Борису Костенко, архимандриту Мельхиседеку (Артюхину) и Виталию Кисилеву, предоставившему запись съемки в Оптиной Пустыни. 

Миссионерские итоги

Б.К. Я наблюдал как нехотя распространяется все что произошло тогда – никто не верил в это. И когда ты говоришь: — Я там был, и я видел отца Василия, и с ним вместе учился, у нас с ним была одна для меня крестная, а для него фактически духовная мать, которая привела его во многом к Церкви – благочестивая женщина Тамара, дай Бог ей здоровья.

Как он ушел в монастырь, как он закончил институт – мы же оба были спортсмены, об этом мало кто знает.

Один известный спортсмен Владимир Сальников сказал такую мысль: «В спорте человек проживает жизнь, он ее моделирует». Мы с ним уже умерли, когда я пошел на журфак, а он — в монахи. Тогда мы уже как спортсмены умерли. Это совершенно другое отношение к жизни – если спортсмен профессиональный.

И вот я хотел бы попросить Вас сказать или вспомнить главные миссионерские итоги этого четвертьвекового пути. Это же воцерковленные люди, родственники, друзья…

Когда я приехал в 1994 году в Сербию, и вижу, что стоит брошюрка, тоненькая – это, говорят, наши заступники.

Архимандрит Мельхиседек: Интересно.

У отца Трофима в семье было пять детей, среди них было три брата и две сестры. Он один из трех братьев. Так вот со временем племянники, которые были далеки от веры, тоже пришли в храм.

Он родился в Тулунском районе Иркутской области в маленьком селе, где даже храма не было. И он говорил: – Задыхается душа без храма, в Оптину хоть по шпалам, но пойду.

А потом оказалось, что эта трагедия родных и близких привела к вере. Мало того, его родная мама стала монахиней — монахиней Марией. А родная мама отца Василия…

Б.К. Которую мы с Вами видели недавно в Оптиной…

А.М. Она стала монахиней Василиссой. Они как спорте – подхватили эстафетную палочку.

Дело служения Богу продолжается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector