Крепостная графиня, спасшая род шереметьевых: удивительная прасковья жемчугова

Более поздняя жизнь

На пике расцвета театра в конце 1790-х годов Прасковья заболела, возможно, чахоткой ( туберкулезом ), и была вынуждена уйти на пенсию. В конце 1796 года Николай был назначен ко двору Павла I, и Прасковья переехала с ним в Петербург.

Хотя они жили как муж и жена, и большинство людей знали об этом, Николай и Прасковья не могли жить своими отношениями открыто. Для такого аристократа, как Шереметев, передвижение в обществе с крепостным в качестве равного ему в обществе было табу, а о браке, особенно для человека из высшей дворянской семьи, теоретически не могло быть и речи. Наконец, в 1798 году Шереметев освободил Праскову, а затем и всю семью Ковалевых от крепостного права. Понимая, что ее здоровье не позволит ей вернуться на сцену, он закрыл театр.

В 1801 году Николай и Прасковья поженились в Москве в строжайшей тайне. В рамках договоренностей Николай создал фальшивую генеалогию Прасковии, утверждая, что она была давно потерянным потомком польского дворянина по имени Ковалевский. Примерно во время свадьбы он отправил в Польшу фальшивомонетчика с кошельком, полным денег, чтобы купить дворянский патент у желанной дворянской семьи.

Через несколько месяцев после свадьбы Прасковия забеременела. 3 февраля 1803 года у нее родился сын Дмитрий . Однако бремя болезни, беременности и родов было слишком тяжелым для ее организма, и она умерла 23 февраля в Шереметевском дворце в Санкт-Петербурге. Незадолго до ее смерти Николай сообщил императору Александру I о своем браке и попросил официального признания, которое Александр дал. Известие о браке возмутило общество и возмутило семью Николая. Два племянника Николая, братья Разумовские, планировали унаследовать огромное состояние своего дяди, и, узнав, что они должны были потерять все это в пользу сына крепостного, подумали об убийстве младенца.

Прасковья была похоронена на сложной церемонии в Александро-Невском монастыре, на которой присутствовали священнослужители и слуги из дома Шереметевых. Николай был слишком подавлен горем, чтобы присутствовать на нем, а дворяне остались в стороне, чтобы выразить свое неодобрение браку Николая.

Николая охватило горе. В конце концов, единственное утешение, которое он нашел, заключалось в том, что он исполнил ее последнее желание — внести свой вклад в заботу о бедных и больных. В память о Прасковье Николай построил в Москве на Сухаревской площади большую богадельню, где до революции 1917 года ухаживали для больных, бедняков и сирот. При Советской власти богадельню закрыли и заменили на НИИ им. Н. Склифосовский .

Биография

Родилась 20 (31) июля 1768 года в Ярославской губернии, в семье кузнеца Ивана Степановича Горбунова (известен также как Кузнецов, Ковалёв), перешедшей в собственность к Петру Шереметеву с приданым его супруги, Варвары Алексеевны Черкасской.

В возрасте семи лет была взята на воспитание княгиней Марфой Михайловной Долгорукой в Кусково, подмосковную усадьбу Шереметевых. У девочки рано обнаружились способности к музыке, и её начали готовить для труппы крепостного театра. Дебютировала года в роли служанки в опере Андре Гретри «Опыт дружбы». На следующий год вышла на сцену в роли Белинды в опере Антонио Саккини «Колония, или Новое поселение» уже под именем Жемчуговой.

Обладала красивым лирико-драматическим сопрано, хорошо играла на клавесине и арфе, была выучена итальянскому и французскому языкам. Училась у Елизаветы Сандуновой и Ивана Дмитриевского, которые обучали пению и драматическому искусству крепостных актёров шереметевского театра.

Успех пришёл к Жемчуговой в 1781 году, после исполнения партии Лизы в комической опере Пьера Монсиньи «Дезертир, или Беглый солдат». В 1785 году она триумфально дебютировала в роли Элианы в опере Гретри «Самнитские браки». Эту же роль Прасковья Жемчугова исполнила года в новом, перестроенном здании театра в Кусково, открытие которого было приурочено к визиту в усадьбу Екатерины II.

Спектакль «Самнитские браки» с Жемчуговой в роли Элианы давался и года в Останкине во время визита Станислава Августа Понятовского.

В 1797 году император Павел I, пожаловав графу Николаю Петровичу Шереметеву звание обер-гофмаршала, потребовал его присутствия в Петербурге. Шереметев взял с собой в столицу лучшую часть своей труппы, в том числе и Жемчугову. Однако в сыром климате Петербурга у неё обострился туберкулёз, пропал голос, и она была вынуждена оставить сцену.

В следующем году Николай Шереметев дал вольную Прасковье Ивановне и всей семье Ковалёвых. 6 ноября 1801 года, получив разрешение императора Александра I (согласно другим сведениям, Н. П. Шереметев, так и не дождавшись императорского разрешения на неравный брак, получил благословение митрополита Платона), обвенчался с ней в московской церкви Симеона Столпника на Поварской. Во время церемонии присутствовали лишь два необходимых свидетеля — архитектор Джакомо Кваренги (согласно другому источнику — Малиновский) и подруга невесты Татьяна Шлыкова-Гранатова. В метрической записи о венчании невеста графа указана как «девица Прасковия Ивановна дочь Ковалевская» (без уточнения сословного статуса) — Шереметев, дабы оправдать свою женитьбу на крепостной, создал легенду о происхождении Прасковьи из рода польских шляхтичей Ковалевских.

года Прасковья Жемчугова родила сына Дмитрия. Беременность и роды подорвали её здоровье — она умерла спустя три недели, года. «Жития ей было 34 года, 7 месяцев, 2 дня». Погребёна в Лазаревской усыпальницеАлександро-Невской лавры в Петербурге. В числе других в последний путь её провожал и архитектор Кваренги.

Это интересно: Биография и факты: Николай Шереметев. Русский меценат, покровитель искусств, граф

Крепостная актриса Прасковья Жемчугова

А теперь перейдем к биографии Прасковьи Жемчуговой. Родилась она 31 июля 1768 г. в деревне Березники Юхотской волости Ярославской губернии (сейчас это Большесельский район Ярославской области).

По рассказам историков, Параша — таково было имя будущей крепостной актрисы — не была красавицей. Худенькая, с выступающими скулами, немного великоватым носом и прекрасными глазами, она перебралась в усадьбу Кусково вместе со своими родителями, будучи еще совсем девочкой. По отцу она носила фамилию Ковалева.

Ее отец Иван Степанович Ковалёв был крепостным кузнецом. И, наверное, довольно искусным, если Петр Борисович Шереметев (отец Николая Шереметева) выбрал его для строительства новой усадьбы, несмотря на его пагубную страсть к спиртному. В районе нынешней Вешняковской улицы в Москве располагалась их скромная изба.

Когда Николай Шереметев начал отбор в труппу талантливых детей, в их число попала 7-летняя Параша Ковалева. Она была передана на воспитание овдовевшей княгине Марфе Михайловне Долгорукой. Княгиня пригласила для ее обучения знаменитую русскую певицу и актрису Е.С. Сандунову. Девочку также обучали итальянскому и французскому языкам, игре на клавесине и арфе.

День маленькой актрисы был расписан по часам и, в основном, заполнен занятиями музыкой, танцами, актёрским мастерством. Современники отмечали, что в группе других актеров она ничем не выделялась до тех пор, пока не звучал ее удивительный голос.

В 1779 году Параша впервые вышла на сцену в небольшой роли служанки. Однако, ее восхитительное сопрано покорило всех приглашенных гостей, не оставив равнодушным и самого Николая Шереметева. Ей было 10 лет. В следующей опере девочка получила главную роль. Выступала она теперь под псевдонимом – Жемчугова. Новую фамилию дал ей Николай Шереметев. Он любил давать актерам псевдонимы по названию драгоценных камней. Так появилась Параша Жемчугова.

Параша к 12 годам уже знала французский и итальянский языки, музицировала на клавикордах и знала правила тогдашнего этикета. Даже заграничные учителя дивились ее таланту. Откуда у этой девочки такой реализм в игре? Слухи о прекрасной актрисе поползли по Москве. Многие мечтали посмотреть ее игру.

Николай Шереметев построил в Кусково новый театр. В 1787 году на его открытие прибыла Екатерина II. Ставилась опера Гретри «Браки самнитян». Прасковья Жемчугова играла роль Элианы. По сюжету оперы Элиана борется за свою любовь против социальной несправедливости, не позволяющей молодым людям самим выбирать себе супругов. Переодевшись в мужскую одежду, Элиана решает, что лучше погибнуть в бою, чем выйти замуж за нелюбимого. Как созвучна была эта тема для Прасковьи. В ее удивительном пении было столько любви и искренности, что равнодушных не было. Вокальная партии специально для нее была еще усложнена, чтобы дать возможность показать необыкновенный диапазон ее голоса.

Это была одна из лучших партий Прасковьи Жемчуговой. Императрица настолько осталась довольной ее игрой и пением, что подарила ей перстень с бриллиантом со своей руки. Неизвестный художник оставил нам портрет Прасковьи Жемчуговой в роли Элианы.

Литература

  • Безсонов П. Прасковья Ивановна графиня Шереметева, ее народная песня и родное село Кусково. — М., 1872. 92 с.
  • Языков Д. Графиня Прасковья Ивановна Шереметева. — М., 1903. — 28 с.
  • Елизарова Н. Крепостная актриса П. И. Ковалева-Жемчугова — М., 1956 г.. — 32 с. (2-е изд. — 1969).
  • Маринчик П. Недопетая песня: Необыкновенная жизнь П. И. Жемчуговой. — Л.; М., 1965. — 148 с.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Театральная энциклопедия. Том 2. — М., 1963. — С. 671—672.
  • Жемчугова (Ковалева) Прасковья Ивановна// Музыкальная энциклопедия. Том 2. — М., 1974. — С. 390—391.
  • Исторический лексикон. Том 8. XVIII век. — М., 1996. — С. 301—307.
  • Douglas Smith. The Pearl. A True Tale of Forbidden Love in Catherine the Great’s Russia. — New Haven: Yale University Press, 2008.
  • Рогов А. Шереметев и Жемчугова. — Вагриус, 2007.

Невозможный брак

Он поселил её в Кусково и сам поселился там; их счастье отравляла лишь молва. Подумать о том, чтобы немедленно жениться на Прасковье и вывести её в свет как жену, граф не мог – его бы прокляли: крепостная, да ещё и актриса! Да такую даже хоронили за церковной оградой, словно самоубийцу. Его и так пытались объявить сумасшедшим, смеялись и тыкали пальцами, грозились отравить Жемчугову. От переживаний Николай заболел, но после выздоровления любимую не оставил и начал думать о свадьбе, его не остановил даже туберкулез, открывшийся у Прасковьи.

Сначала он построил для неё во дворце Останкино театр. Машины для сцены были заказаны в Париже, её глубина позволяла устраивать батальные сцены, за считанные минуты зрительный зал превращался в бальный. Театр был открыт в 1795 году оперой «Взятие Измаила», и на его сцене Прасковья Жемчугова сыграла самые блистательные роли, в последний раз взойдя на подмостки в 1797 году, петь дальше ей не позволила болезнь.

Карьера

Прасковья была одной из лучших оперных певиц в России XVIII века. и Файджес описывает ее как первую «суперзвезду» России. Она родилась в семье крепостного кузнеца Ивана Горбунова (он же Ковалев), вероятно, в имении Вощажниково Ярославской губернии . Прасковья и ее семья принадлежали к Шереметевым, одной из самых богатых дворянских семей в России того времени, вместе с примерно одним миллионом других крепостных. В юности она переехала с семьей в подмосковное имение Кусково . Вскоре после этого ее забрали из семьи, чтобы она служила горничной к княгине Марте Долгорукой, родственнице ее хозяина, графа Петра Шереметева , жившего в усадьбе.

Когда выяснилось, что она наделена прекрасным голосом, Прасковья, как и другие крепостные, ставшие артистами, обучалась певице в оперной труппе, которую затем собрали граф Петр и его сын Николай Шереметев . Дебютировала в 1779 году на сцене Крепостного театра в Кусково в роли слуги Губерта в комической опере Андре Гретри «Амитие à l’épreuve » . После ее успеха Прасковия получила главную роль Белинды в опере Антонио СаккиниКолония» . В этом спектакле 1780 года актриса впервые выступила под сценическим псевдонимом Жемчугова — «Жемчужина» ( «жемчуг» в переводе с русского означает «жемчужина»). Другие звезды компании также получили новые имена: Арина «Сапфир», Фекла «Бирюза», Татьяна «Гранат», Николай «Мрамор», Андрей «Кремень» и др.

После роли Белинды Прасковия получила должность первой актрисы театра. К 17 годам она могла свободно читать и писать по- французски и по- итальянски , играла на арфе и клавикорде и была признана современниками за свои оперные и драматические способности.

В карьере , которая охватила почти два десятилетия, Прасковья выполнены в более десятка опер, в том числе Monsigny «s Le Déserteur и Алины, Reine де Голконде , Паизиелло » s L’инфант — де — Самора , Жан-Жак Руссо «s Le Devin Du Village , и Piccinni «s La Buona figliuola maritata .

Самой важной ее ролью была Элиана в опере Гретри « Самниты семьи». Впервые приняв эту роль в 1785 году, Прасковия пела Элиану 12 лет — впервые в истории крепостного театра

В 1787 году Прасковья исполнила партию Элианы в Кусково для императрицы Екатерины II и ее сюиты. Екатерина была настолько впечатлена ее выступлением, что попросила о встрече с Прасковией, а позже подарила ей кольцо с бриллиантом.

В середине 80-х — начале 1790-х годов Прасковья стала любовницей графа Николая Шереметева. Николай был импресарио семейного крепостного театра и на протяжении многих лет помогал обучать Прасковию, в конце концов всерьез влюбившись в молодую звезду труппы. Обстоятельства первых лет их отношений, как и большая часть жизни Прасковии, неизвестны. После смерти отца Николая в 1788 году Николай и Прасковья устроили частное хозяйство в укромном уголке имения Кусково. Их неортодоксальные отношения вскоре стали предметом сплетен в аристократическом обществе, и другие крепостные возмутились Прасковией.

В 1795 году Прасковья, Николай и труппа театра переехали из Кусково в Останкино , новый великолепный дворец, построенный к северу от Москвы, с большим театром, предназначенным для масштабных опер и грандиозных балов. 1795 год ознаменовался премьерой оперы « Зельмира и Смелой, или Взятие Измаила» ( Осип Козловский , текст Павла Потемкина ); Прасковья исполнила роль пленницы турчанки Зельмиры). Прасковья выступала здесь перед Станиславом Августом Понятовским , последним королем Польши.

Решающий момент в судьбе Прасковьи Жемчуговой

Скорее всего, Прасковья так и прожила бы всю жизнь в роли «подруги» графа, но… В 1788 году скончался отец Николая. Для сына это событие стало ударом, и он запил, а потом, как говорится, пустился во все тяжкие. Даже про театр забыл. Актеров это очень испугало — уж очень им не хотелось возвращаться «на общие работы», и они уговорили Прасковью пойти к графу с просьбой не распускать труппу. Жемчугова согласилась и пошла на беседу с хозяином.

После того разговора поведение Николая Шереметева радикально изменилось. Он образумился, занялся хозяйством, достроил усадьбу в Останкино, перевез туда театр и принял для себя решение, что если и женится когда-нибудь, то его супругой станет только Прасковья. Вся его родня и почти все знакомые посчитали его сумасшедшим, а многие вообще перестали с ним общаться. Но графа это не остановило.

Мыльный пузырь при температуре -15 градусов Цельсия

Вы когда-нибудь видели, как выглядит замороженный мыльный пузырь? Если нет, то теперь у вас есть такая возможность благодаря польскому художнику Пабло Залуска (Pablo Zaluska), заморозившему обычный мыльный пузырь при температуре -15 градусов Цельсия. …

Замужество и обострение болезни

В 1797 году Прасковья Жемчугова в последний раз сыграла в театре, исполнив роль Элианы, когда-то принесшую ей славу. В связи с обострением болезни девушке пришлось отказаться от выступлений на сцене. Дарованный Шереметеву царем титул позволил возлюбленным перебраться в Петербург, где Николай и сделал официальное предложение Прасковье. Графу также удалось сфабриковать документы, подтверждающие происхождение его невесты от польского дворянина Ковалевского. Благодаря поступку Шереметева настоящая семья Прасковьи в 1798 году освободилась от крепостного бремени.

Николай принял решение закрыть свой театр, поскольку не представлял его существование без любимой актрисы. Графиня Жемчугова, чье здоровье ухудшалось с каждым днем, грезила лишь об одном — о рождении ребенка. Когда она забеременела, граф заказал ее парадный портрет, ставший самым известным изображением Прасковьи.

В начале февраля 1803 года Жемчугова подарила графу наследника, которого назвали Дмитрием. К сожалению, мать-героиня, выдержавшая роды во время тяжкой болезни, так и не смогла оправиться от них и скончалась спустя 20 дней после рождения сына, в возрасте 34 лет.

Дмитрий, унаследовавший сильный характер и железную волю своей матери, после смерти отца в начале 1809 года начал озарять мир добрыми поступками. Преданный своей Родине и своим родителям, юный граф Шереметев посвятил себя благотворительности. Ходят слухи, что Дмитрий Николаевич Шереметев, попечитель Странноприимного дома, принял участие в создании проекта Крестьянской реформы, проведенной Александром II.

Слава о семье Шереметевых как о владельцах одного из лучших в стране крепостных театров и о приверженцах благотворительности навсегда вошла в историю нашей страны. И во многом это заслуга именно великолепной русской женщины Прасковьи Жемчуговой, до самых последних минут жизни боровшейся за доброту и правду.

«Вечор поздно из лесочку»

Прасковье Жемчуговой обычно приписывается авторство песни «Вечор поздно из лесочку/ Я скотин домой гнала…», сюжет которой автобиографичен и в романтизированной форме повествует о первой встрече героини с будущим супругом, графом Н. П. Шереметевым. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона даже именует Прасковью Ивановну «первой российской поэтессой из крестьянства». Песня, в первый раз размещенная спустя 15 лет после погибели Прасковьи Жемчуговой (в сборнике «Новейший русский песенник», СПб., 1818), была очень популярна в XIX веке, врубалась во многие песенники и сборники фольклора в протяжении 2-ух веков. По сей день заходит в репертуар фаворитных исполнителей как народная.

Бросил пить ради крепостной

Слава театра Шереметевых и Жемчуговой разнеслась по России. В 1787 году на оперу в усадьбу Кусково приезжала сама императрица Екатерина Великая и даже одарила крепостную алмазным перстнем с царской руки. Всё это не меняло положения Прасковьи — она по-прежнему оставалась крепостной.

Не было бы счастья да несчастье помогло: через год умер граф Петр Шереметев, оставив Николая наследником громадного состояния, только крепостных у него было 200 000 — население целого города. Молодой граф ударился в тяжелый русский разгул, сорил деньгами, пил безудержно. Да и некому его было останавливать, никто не решался спорить с ним; никто, кроме Прасковьи.

Теперь можно лишь догадываться, к каким уловкам она прибегала, сколько сил потратила, чтобы вразумить графа, по каким храмам ходила, чтобы отмолить его у Бога; в двадцать лет ей пришлось самой взять на себя руководство театром. К счастью, опомнившийся граф не только бросил пить, но и в полной мере оценил усилия Параши.

После 17 лет совместной жизни

Жениться на любимой, дав ей сначала вольную, граф решился лишь через 17 лет совместной жизни, в 1798 году в возрасте 47 лет, по негласному соизволению императора Павла и при явной поддержке митрополита Платона, который благословил брак графа с крепостной актрисой, справедливо рассудив, что эти двое уж точно любят друг друга.

К чести Прасковьи Ивановны, она сделала все, чтобы загладить грехи юности, занималась благотворительностью, раздавала деньги монастырям и приютам, одаривала нищих, по ее уговорам граф начал строить больницу для бедных – Странноприимный дом (сейчас НИИ Склифософского).

Венчание прошло тайно московском храме Симеона Столпника на Поварской улице, затем новобрачные уехали домой на скромное торжество. По слухам, графу пришлась слегка подделать бумаги, объявив Прасковью внучкой польского дворянина, попавшего в плен.

Казалось бы, их ждала долгая и полная взаимной любви жизнь, у ног Прасковьи было все: богатство, имения, слава, граф готовился к тому, чтобы вывести жену в свет, но человек предполагает, а Бог располагает.

В возрасте 34 лет, подарив мужу наследника Дмитрия, графиня умерла через три недели после родов. Все это время она была в бреду и боялась, что их брак не признают, и что ребёнок будет бастардом. Граф не отходил от кровати, держал её за руки и ласково убеждал, что все будет хорошо.

Он пережил жену всего на пять лет, но за это время добился, чтобы император Александр признал сына Дмитрия законным наследником. Очевидцы вспоминали, что хоронили графа очень просто: деньги на богатое погребение он велел раздать бедным. В завещании он написал сыну: «В жизни у меня было всё…. Но ни в чем я не нашел упокоения. Помни же, жизнь быстротечна, и лишь благие дела мы можем взять с собой за двери гроба».

Граф Дмитрий Николаевич Шереметев продолжил дело отца, взяв под неусыпный контроль множество приходов, богаделен, приютов и больниц. Особой его в заботой всегда пользовались певчие — в память о матери.

Ясноглазая девочка

Как к ним в дом попала крепостная ясноглазая девочка из семьи пьющего кузнеца Ковалёва, не совсем ясно. По одной из версий её из жалости забрала в дом приживалка Шереметевых, княгиня Марфа Долгорукая, которую ребёнок развлекал пением. В этих комнатах Прасковья научилась танцам, этикету, иностранным языкам и игре на клавесине.

После смерти покровительницы был риск, что девочку отошлют в деревню, но тут вмешался случай: из Европы вернулся сын графа Николай. Вдохновленный встречей с самим Моцартом, он рьяно взялся за отцовский театр и тут же заметил певческий талант 12-летней Параши. Ей дали звучный псевдоним и отправили на подмостки, граф всерьёз надеялся сделать из неё приму.

Так и вышло: дебютировав в роли служанки в опере Гретри, она вскоре начала блистать на сцене. В 13 лет Жемчугова играла Лизу в опере Монсиньи «Дезертир», а спустя четыре года роль Элианы в опере Гретри «Самнитские браки» сделала её знаменитой.

Прасковья расцвела — её природная красота, бархатный, нежный голос, изысканные манеры не оставили графу никаких шансов. Он был влюблен, и в 19 лет Прасковья стала фавориткой Николая. В письме к другу граф писал, что без ума от Прасковьи и женится только на ней.

Спасение графа

Регулярно появлявшаяся на сцене Прасковья все сильнее влюбляла в себя графа Николая Шереметева, сраженного утонченными манерами девушки, совсем несвойственными сословию крепостных. К тому же актриса обладала невероятной силой характера, которой самому Николаю порой недоставало.

Полезно часто мыть: мифы о шампуне и уходе за волосами, которые только вредят

Похудела: чем пожертвовала София Тарасова ради «ВИА Гры» (новые фото)

Если выпало мало снега, то урожая не будет: 16 декабря — День Ивана Молчальника

После смерти отца младший граф ушел в запой и перестал следить за хозяйством. Под раздачу пошло все имение Шереметевых, а также театр и крепостные крестьяне. Возлюбленная Николая Шереметева Прасковья Жемчугова, которую в обществе не воспринимали всерьез из-за их большой разницы в возрасте и социальном положении, решила взять все в свои руки. Она стала следить за деятельностью театра, фактически взяв на себя управление им. К тому же у нее хватило силы воли на то, чтобы вернуть самого Шереметева к нормальной жизни.

Спасенный своей избранницей и теперь по-настоящему впечатленный ее характером, Николай пригласил Прасковью жить вместе с ним в графском доме. Жемчугова проявляла невероятную стойкость и помогала своему любимому во всех хозяйственных и управленческих делах. Несмотря на общественное порицание и разницу в возрасте, дела в имении Шереметевых пошли в гору.

Роли в театре

Прасковья Жемчугова в роли Элианы

Юбер, «Опыт дружбы» Андре Гретри
Белинда, «Колония, или Новое селение» Антонио Саккини
Луиза, «Дезертир» Пьера Монсиньи
Лоретта, «Лоретта» Демеро-Де-Малзевилля
Розетта, «Добрая дочка» Никколо Пиччини
Анюта, «Тщетная предосторожность, или Перевозчик Кусковский» Колычёва
Миловида, «Разлука, или Отъезд псовой охоты из Кускова»
Роза, «Роза и Кола» Пьера Монсиньи
Нина, «Нина, или Безумная от любви» Джованни Паизиелло
Блондино, «Инфанта Дзаморы» Джованни Паизиелло
Люсиль, «Ричард — Львиное Сердце» Андре Гретри
Колетта, «Деревенский колдун» Жан-Жака Руссо
Элиана, «Самнитские браки» Андре Гретри
Алина, «Царица Голкондская» Пьера Монсиньи
Зельмира, «Зельмира и Смелон, или Взятие Измаила» Осипа Козловского

Странноприимный дом

Благодаря желанию Прасковьи Ивановны в Москве, на Сухаревке, был построен Странноприимный дом. 28 июня 1792 года свершилась закладка грядущего строения поликлиники. Создателем проекта был ученик Баженова Елизвой Назаров. После погибели супруги Николай Петрович решил перестроить наполовину законченное строение, чтоб сделать его более величавым и достойным памяти графини. Переработать проект было доверено Джакомо Кваренги. Конструктор работал над проектом не выезжая из Петербурга: его планы и чертежи, отсылаемые по почте, воплощали в жизнь крепостные архитекторы Шереметева Алексей Миронов, Григорий Дикушин и Павел Аргунов.

Павел I и фальшивые документы

В 1797 году Николай Шереметев предпринял попытку добиться высочайшего разрешения на брак с простолюдинкой. Павел I и граф были друзьями детства, и Шереметев однажды решил пригласить императора в Останкино на спектакль, где в главной роли блистала, разумеется, Прасковья Жемчугова. Царь был впечатлен талантом актрисы, но венчаться так и не позволил. И тогда граф пошел на обман. За взятку Жемчуговой сделали фальшивые документы, в которых значилось, что ее предок — польский шляхтич Якуб Ковалевский — попал в 60-е годы XVII века в плен к русским, а его потомки стали крепостными. Когда документы были готовы, граф дал вольную Прасковье и всей ее семье.

Примерно в то же время граф Шереметев был назначен обер-гофмаршалом и должен был отправляться в Петербург. С собой он забрал лучших актеров, и, разумеется, Прасковью. Но сырой столичный климат подкосил здоровье Жемчуговой — у нее начался туберкулез, петь она больше не могла. К тому же от всех переживаний тяжело заболел и Николай Шереметев. А как только поправился, распустил весь театр, назначив актрисам приданое (об этом его попросила Прасковья), и решил как можно скорее тайно обвенчаться с любимой. На престол к тому времени взошел Александр I, и требовалось снова запрашивать разрешение на брак.

Это интересно: Биография и факты: Олег Видов, советский и американский киноактер, кинорежиссер

Болезнь и помощь крестьянам

Вскоре после сближения с графом Николаем Шереметевым Прасковья Жемчугова заболела туберкулезом, вероятно, унаследованным от отца. Это заметно усложнило ее деятельность по управлению театром и участию в ведении хозяйства, однако несгибаемая под грузом жизненных обстоятельств с самого детства Прасковья продолжала работать на благо народа.

Кожа гладкая и свежая: дермопланирование, или Зачем женщине нужно брить лицо

Редкий кадр: Викторя Исакова показала подросшую дочь от Юрия Мороза (новое фото)

Актриса часто ездила на Сухаревскую площадь подать милостыню нуждающимся. В 1792 году по убеждению графини Шереметев возвел Странноприимный дом, в котором планировалось лечить бедных. Это здание сохранилось по сей день: сегодня это Научный Исследовательский Институт имени Склифосовского.

Спустя 3 года в Останкино Николай Шереметев построил новый театр ради свой возлюбленной. Там она исполнила одну из главных ролей в пьесе «Взятие Измаила». В этом театре актриса простого происхождения Прасковья и закончит свою театральную карьеру.

Граф Николай Петрович Шереметев

Род Шереметевых был не только одним из самых богатых в России, но и оставил свой след в ее истории. Борис Петрович Шереметев первым в России получил графский титул.

Его внук Николай Петрович (1751-1809), о котором и пойдет речь в этой статье, воспитывался вместе с принцем Павлом Петровичем. Николай Петрович Шереметев получил домашнее образование, и в 1768 году был пожалован в камер-юнкеры.

Краткая биография Николая Шереметьева повествует, что он продолжил свое образование уже за границей. Он отправился в длительное четырехлетние заграничное путешествие по Европе. Посетил Голландию, Англию, Францию, Швейцарию, Германию. Слушал лекции в Лейденском университете. Учился игре на виолончели у парижского музыканта Ивара.

После возвращения принялся за государственную службу. Занимал должность обер-камердинера, потом возглавил руководство Московским дворянским банком. Он не пошел по пути своих предков и не стал военным. Как он сам говорил: «Треск оружия причиняет мне сильную головную боль». Душа его тянулась к искусству. Узнав, что его отец — Петр Борисович Шереметев – построил в усадьбе Кусково новый театр и предлагает ему взять на себя руководство им, Николай Петрович с восторгом принимает это предложение и с головой погружается в работу.

Он начинает поиск талантливых детей в труппу театра. Благо, что выбор у него был большой. Двести тысяч крепостных душ принадлежали Шереметевым. Детей вместе с семьями переселяют в Кусково. Надо сказать, что актеры находились у него на привилегированном положении. Они были освобождены от всех других работ в усадьбе, кроме занятий музыкой, актерским мастерством, танцами, языками. Питались они так же, как и сам хозяин.

Николай не жалел средств на обучение крепостных артистов. Он отправлял их учиться в Москву и Петербург, причем обучали их не только актерскому мастерству, но и языкам, и стихосложению. Лучшие зарубежные мастера были приглашены для работы с труппой. Здесь работали французские и итальянские балетмейстеры, итальянские певцы и немецкие музыканты. Сценическому мастерству крепостных обучали лучшие русские актеры.

Шереметева часто можно было видеть в оркестровой яме во время спектакля со своей виолончелью или на занятиях с актерами по актерскому мастерству. Много внимания уделял он и оформлению спектаклей. Над этим работали крепостные художники и ремесленники. Смена декораций осуществлялась очень быстро и была хорошо продумана.

Театр процветал. Историк Пыляев писал, что Кусково привлекало так много зрителей, что «тогдашний содержатель московского частного театра Медокс обратился с жалобой к главнокомандующему Москвы князю А.А. Прозоровскому на графа Шереметева, говоря, что граф отбивает у него зрителей». В 18 веке существовала присказка. Если столица опустела, то ищите москвичей в Кусково.

По мнению света, Николай Шереметев был импульсивным, но довольно мягким человеком. Его называли баловнем судьбы, глубоко испорченным счастьем. Отец давно потерял счет фавориткам своего сына, но смотрел на это сквозь пальцы: «Пусть погуляет, пока молод, пригож и богат». Однако, наверное, остался бы он в русской истории простым барином, если бы не любовь.

Первые лучи славы

Яркая внешность и неоспоримый талант Прасковьи привлекали многих мужчин, но самым выдающимся воздыхателем девушки стал сын владельца семьи Ковалевых Николай Шереметьев. Он с ранних лет не спускал глаз с Параши, которая принимала участие во множестве театральных постановок и была любимицей публики.

Крепостная актриса Прасковья явилась миру, когда ей было всего 11 лет, под псевдонимом Прасковья Горбунова. Граф-владелец крестьянки же решил сам позаботиться о сценическом имени Параши и назвал ее Жемчуговой. С того дня началась история невероятно сильной, умной и трудолюбивой Прасковьи Жемчуговой.

По прошествии нескольких лет слава об актрисе Жемчуговой распространяется по всей стране. Она играет роли в таких известных постановках, как «Дезертир» и «Самнитские браки». В конце июня 1787 года на выступление Прасковьи в роли Элианы прибыла полюбоваться императрица Екатерина, получившая огромное удовольствие от актерского мастерства 19-летней крепостной. Жемчугова даже получила от правительницы подарок — перстень с алмазами, который та сняла со своей руки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector