Нас оставалось только трое текст

Выжившие — погибшим

После захоронения погибших на их могиле поставили памятник – скромную деревянную пирамиду с красной звездой, которая простояла до 1966 г.

Летом 1966 г. местные комсомольцы поселка Бетлица выкопали котлован под фундамент, набросали камней, залили бетон. И вот 16 октября на месте боя вырос 8-метровый памятник. Авторы, архитектор Е. Киреев и скульптор А. Щербаков, воздвигли на постаменте скульптурную группу, символизирующую двух оставшихся в живых воинов, которые как бы застыли у могилы своих товарищей.

Памятник бойцам на Безымянной высоте

В день открытия монумента собралось около 10 тысяч человек, приехал и поэт М.Л. Матусовский. Под звуки гимна К.Н. Власов и Г.И. Лапин, выжившие в том бою, перерезали ленту и открыли памятник.

Надпись на памятнике бойцам на Безымянной высоте

К 35-летию Победы 9 мая 1980 года на Безымянной высоте открыли мемориал. Он создан по проекту братьев-скульпторов А.Д. и Н.Д. Щербаковых и архитектора Е.И. Киреева. Рядом с памятником – «землянка в три наката и сосна, сгоревшая над ней». Вымощенная гранитом круговая дорожка ведет по кургану от одного огромного валуна к другому. Валунов столько же, сколько погибших героев – шестнадцать.

Мемориал на Безымянной высоте

Мы не забудем, не забудемАтаки яростные те -У незнакомого поселкаНа Безымянной высоте.

Елена СевенардМаксим ПерсонБлагодарим Григория Койфмана за помощь с фотоматериалами

В статье использованы материалы сайта jewmil.com

Неравный бой

Ночью ударная группа незаметно подкралась к укреплениям. Сибиряки забросали гранатами первую траншею и находящихся в ней гитлеровцев и ринулись ко второму ряду укреплений. Внезапность атаки, стремительность действий позволили молниеносно преодолеть 600 метров и ворваться на высоту. Однако следовавшая за ними рота 3-го батальона была отсечена пулеметным огнем, и штурмовая группа оказалась в окружении превосходящих сил противника. 18 бойцов сражались против нескольких сотен гитлеровцев до утра. Бой длился восемь часов. Немцы предприняли четыре контратаки. Фашистское командование не предполагало, что подобная акция была под силу такому небольшому количеству советских солдат, и бросило против них одновременно несколько пехотных подразделений, в общей сложности около 300 человек. Заняв круговую оборону, сибиряки вели неравный кровопролитный бой в течение всей ночи. Первым погиб старшина Панин, потом замолк Емельян Белоконов, следом Липовицер и Шляхов. Забрасывая гранатами пулемет противника, пал от вражеской пули командир группы Порошин. Оставшиеся в живых окопались и продолжали сдерживать натиск врага. Под утро начался артиллерийский обстрел. Немцы в упор расстреливали наших из танков, пушек и шестиствольных минометов. Дмитрию Яруте миной перебило ноги, Борису Кигелю оторвало руку.

Они, истекая кровью, продолжали вести огонь по врагу до последнего дыхания. Весь израненный, Николай Голенкин поднялся в полный рост и, держа автомат левой рукой (правая была перебита и повисла, как плеть), ринулся вперед, стреляя по врагам. Он фактически закрыл своим телом дула их автоматов и вызвал замешательство в рядах противника. Так ценой жизни Голенкин дал возможность своим товарищам перезарядить оружие, перетянуть раны, чтобы продолжать смертельную схватку. С рассветом силы сибиряков иссякли. Сначала все затихло на правом фланге, где отбивалась группа Денисова. Потом пал Артамонов, сражавшийся рядом с Власовым. Ведя этот неравный бой, группа сковала значительные силы противника, что дало возможность бойцам 718-го полка нанести врагу удар с флангов и отбросить за реку Десну. Лишь утром к сибирякам прорвалось подкрепление. Фашисты оставили на поле боя более ста трупов. А из восемнадцати добровольцев уцелели только двое: Константин Власов и Герасим Лапин.

Редактор фронтовой газеты Николай Чайка одним из первых с наступающими войсками попал на Безымянную высоту. Его потрясло то, что он увидел: «В лужах своей и чужой крови лежали наши бойцы, кто, сжимая гранату, кто с пальцем на спусковом крючке автомата. Вся высота была буквально завалена осколками, стреляными гильзами, пустыми дисками, касками». Позже он рассказал об увиденном поэту-фронтовику Михаилу Матусовскому, который через 20 лет написал стихи к песне о Безымянной высоте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector