Великая отечественная война кратко

Специфика ВМФ

Адмирал Кузнецов на Северном флоте

На этот вопрос принято давать один и достаточно односложный ответ — это исключительно заслуга военно-морского наркома адмирала Н. Г. Кузнецова. Конечно, его роль велика — и мы отметим ее обязательно. Но чуть ниже. Начать же стоит все-таки с особенностей базирования и функционирования флота.

Основные военно-морские силы были сосредоточены на своих базах. Достаточно было уведомить командование флотов, чтобы оно быстро довело до сведения командиров кораблей и вспомогательных подразделений.

Не требовалось, в принципе, и особых мер по повышению до предельного уровня готовности. К моменту появления кузнецовского приказа советские ВМС уже были во многом отмобилизованы. В состоянии повышенного уровня боеготовности флот находился уже двое суток. И возражений у Генштаба и Наркомата обороны, как потом вспоминал сам Н. Г. Кузнецов, это не вызывало.

Считается, что советское руководство, политическое и военное, опасалось дать повод нацистам для нападения. Все помнили, что неловким решением о мобилизации царь Николай II дал немецкой стороне именно такой повод.

А тут получается, что и И. В. Сталин, и Г. К. Жуков, и С. К. Тимошенко сквозь пальцы смотрели на то, что в ВМФ происходит постепенное повышение боеготовности. А ведь этого обстоятельства могло быть достаточно для Гитлера, чтобы придраться и использовать его для оправдания агрессии.

Но этим поводом нацистская верхушка не воспользовалась. Более того, похоже, гитлеровцы, нанося удар по военно-морским базам, совершенно не ожидали, что их встретят там куда жестче, чем на суше. Возможно, потому, что флот не был засорен нацистской агентурой в той степени, как другие виды Вооруженных сил СССР. И соответственно, информации у гитлеровских спецслужб о советских моряках было еще меньше, чем о танкистах, артиллеристах и особенно летчиках.

А вот само командование советским ВМФ обладало не только сведениями обо все более вероятном противнике, поступающими от вышестоящего руководства, но и своими собственными. Именно на это намекнул Н. Г. Кузнецов в своих мемуарах, вспоминая последние часы перед началом войны. Субботним вечером, по его словам, он очень обстоятельно переговорил о складывающейся ситуации с приехавшим из Берлина военно-морским атташе М. А. Воронцовым — и тот прямо сказал шефу, что нападение начнется через считаные часы. Вероятно, в том числе поэтому нарком ВМФ не стал медлить, в отличие от своих сухопутных и военно-воздушных коллег, а выпустил и отправил Балтийскому, Черному и Северному флотам тот самый спасший их во многом приказ.

Когда началась ВОВ

До сих по не утихают споры историков, связанные с тем, почему именно 22-го июня 1941-го Германия выбрала для нападения на Советский Союз.

Хотя есть немало тех, кто пытается найти этому мистическое обоснование, скорее всего, немецкое командование исходило из того, что в день летнего солнцестояния самая короткая ночь в году. Это значило, что где-то к 4 часам утра, когда большинство жителей европейской части СССР будут спать, на дворе будут сумерки, а через час и вовсе будет совершенно светло. Кроме того, эта дата выпала на воскресенье, а, значит, многие офицеры могли отсутствовать в частях, отправившись в гости к родным еще в субботу утром. Немцам также было известно о привычке “русских” позволять себе в выходные изрядное количество крепкого алкоголя.

Как видим, дата начала ВОВ была выбрана не случайно, и педантичные немцы предусмотрели практически все. Более того, им удалось держать в секрете свои намерения, и советское командование узнало об их планах лишь за несколько часов до нападения на СССР от перебежчика. В войска сразу же была отправлена соответствующая директива, однако было уже поздно.

СССР в начале ВОВ

Несмотря на бытующее мнение, что Советский Союз не готовился к войне, подготовка, и очень серьезная, все же велась. В частности, с начала 1940 года значительные средства были направлены на развитие сектора экономики, ориентированного на производство военной техники и обслуживание нужд Красной Армии. В итоге на момент нападения Германии на СССР на вооружении РККА было более 59, 7 тысяч орудий и минометов, 12782 танка и 10743 самолета.

В то же время, как считают историки, начало ВОВ могло бы быть совсем иным, если бы репрессии второй половины 30-х годов не лишили Вооруженные силы страны тысяч опытных кадровых военных, которых просто некем было заменить. Но как бы то ни было, еще в 1939 году было решено увеличить сроки прохождения гражданами действительной службы в армии и снизить призывной возраст, что позволило на момент начала войны иметь в рядах РККА более 3,2 миллиона солдат и офицеров.

События первых дней войны

В 4.00 в Берлине министр иностранных дел Германии вручил советскому послу ноту, посредством которой имперское правительство объявило войну СССР. В это же время после авиационной и артиллерийской подготовки войска Третьего рейха перешли границу Советского Союза. В тот же день, в полдень, по радио выступил Молотов, и многие граждане СССР именно от него услышали про начало войны. ВОВ в первые сутки после вторжения немецких войск воспринималась советскими людьми как авантюра со стороны немцев, так как они были уверены в обороноспособности своей страны и верили в быструю победу над врагом. Однако руководство СССР понимало всю серьезность создавшейся ситуации и не разделяло оптимизм народа. В связи с этим уже 23-го июня были сформированы Государственный Комитет Обороны и Ставка ВГК.

Так как финские аэродромы активно использовались немецким Люфтваффе, 25-го июня советские самолеты совершили авианалет, имеющий целью их уничтожение. Бомбардировкам подверглись также Хельсинки и Турку. В результате начало ВОВ ознаменовалось также размораживанием конфликта с Финляндией, которая тоже объявила войну СССР и за несколько дней вернула себе все территории, утерянные во время Зимней компании 1939-1940 годов.

ВОВ: причины начала

Как уже было сказано, среди приоритетных задач нацистов изначально присутствовало стремление захвата “земель на Востоке”. Причем Гитлер даже прямо указывал, что главная ошибка немецкой внешней политики за предшествующие 6 веков заключалась в стремлении на юг и на запад, вместо того, чтобы стремиться на восток. Кроме того, в одном из своих выступлений на совещании с верховным командованием Вермахта Гитлер заявил, что если Россия будет разбита, то Англия будет вынуждена капитулировать, и Германия станет “властелином Европы и Балкан”.

Вторая мировая война, а конкретнее, ВОВ, имела также идеологическую подоплеку, так как Гитлер и его ближайшие соратники фанатично ненавидели коммунистов и считали представителей народов, населяющих СССР, недочеловеками, которые должны стать “удобрением” на ниве процветания немецкой нации.

Неосновной удар

Батальонный комиссар проводит политбеседу с моряками-артиллеристами, 1941 год

Тем не менее, сравнивая результаты 22 июня 1941 года для разных видов Вооруженных сил СССР, нужно учитывать также тактику и стратегию врага. А она не предполагала в качестве основной цели советский флот и его инфраструктуру.

Нет, конечно, гитлеровцы рады были бы, если бы получилось, разгромить и сухопутные войска, и военно-морские силы СССР, но самоцелью это для них не было. Их вполне устраивал постепенный захват баз советского флота, даже больше, чем прямое их уничтожение. Нацистское командование наверняка рассчитывало на захват кораблей, хотя этого, конечно, не случилось бы даже при наихудшем сценарии.

Об этом свидетельствует опыт Балтийского флота, суда которого были заминированы в тот момент, когда сложилась очень опасная обстановка на подступах к Ленинграду, возникла реальная угроза захвата Ленинграда врагом. Впрочем, в этой критической ситуации уже Г. К. Жуков взял на себя смелость убрать заряды с кораблей и задействовать их огневую мощь для обороны на суше.

Впрочем, основные свои наступательные операции гитлеровский вермахт проводил довольно далеко от побережья. В 1941 году он рвался прежде всего к Москве, в 1942-м — к Сталинграду, в 1943-м — к Курску. А потом ему было уже совершенно не до наступления.

Именно поэтому моряки могли помочь армии не только в боях за свои базы, но и при обороне, например, Сталинграда. Они отчаянно бились с врагом на самых важных участках. Так что нацисты слышали крики «полундра» не только во время отчаянных боев за Ленинград, упорных схваток за форты Севастополя и на Малой земле под Новороссийском, но и в ходе Сталинградской битвы, хотя там поблизости никакого моря нет

Но это и неважно. Моряки направлялись на подмогу пехотинцам, потому что и их собственная судьба, и судьба всей страны решалась порою за сотни километров от их баз

Реакция Англии и США

Начало ВОВ было воспринято правительственными кругами США и Англии как дар провидения. Дело в том, что они надеялись подготовиться к обороне Британских островов, пока “Гитлер будет высвобождать ноги из русского болота”. Однако уже 24 июня президент Рузвельт заявил о том, что его страна окажет помощь СССР, так как считает, что главная угроза для мира исходит от нацистов. К сожалению, на тот момент это были просто слова, не означавшие, что США готовы открыть Второй фронт, так как этой стране было выгодно начало войны (ВОВ). Что касается Великобритании, то накануне вторжения премьер-министр Черчилль заявил, что его цель — уничтожить Гитлера, и он готов оказать помощь СССР, так как, “покончив с Россией”, немцы вторгнутся на Британские острова.

Теперь вы знаете, какой была история начала ВОВ, закончившейся победой советского народа.

Присоединение к СССР Бессарабии, стран Прибалтики и Северной Буковины

Рассказывая про начало ВОВ кратко, нельзя не упомянуть о предшествовавшему этому событию присоединению Прибалтийских государств, в которых в 1940 году при поддержке Москвы произошли правительственные перевороты. Кроме того, СССР потребовал у Румынии возврата Бессарабии и передачи ему Северной Буковины, а в результате войны с Финляндией добавилась часть Карельского перешейка, контролируемая Советским Союзом. Таким образом, границы страны были передвинуты на запад, но в ее составе оказались территории, часть населения которых не смирилась с потерей независимости своих государств и была враждебно настроена к новым властям.

Адмирал, который не испугался

Морские охотники бомбят вражескую подводную лодку, 1941 год

А вот вопрос, смог бы кто-то другой на месте Н. Г. Кузнецова не смалодушничать и отдать распоряжение о готовности к началу отпору врагу, остается открытым. Роль личности в истории умалить невозможно. У каждой проблемы есть, как известно, фамилия, имя и отчество, но и у каждого успеха они тоже имеются. В данном случае — Николай Герасимович Кузнецов.

Он сделал то, на что не хватило духу другим командующим, причем таким, мягко говоря, неробким, как Жуков и Тимошенко. В отличие от них, он не просто приказал силам флота быть готовыми встретить врага, но и лично позвонил командующими флотами, чтобы у них не было никаких сомнений, что действовать надо именно так, а никак иначе.

Рисковал ли он при этом? Трудно сказать. Если следовать трактовке истории, распространенной 1990-х годах, его должны были бы стереть в лагерный песок или вообще расстрелять в каком-нибудь подвале. Он ослушался самого Сталина.

Но ничего этакого с ним не случилось. Возможно, последствия наступили бы, если бы гитлеровцы в последний момент передумали или, узнав о «самоуправстве» командующего советскими военно-морскими силами, зацепились бы за его поступок, тут остается только гадать, ведь фашисты, к сожалению, напали, и напали, как известно еще с речи В. М. Молотова, без предъявления каких-либо претензий.

Так что нам теперь остается гадать, как развивались бы события в первые дни, недели и месяцы, если бы Тимошенко или Жуков отдали бы точно такой же приказ и позвонили командующим фронтами — Д. Г. Павлову в Минске и М. П. Кирпоносу в Киеве. Сумел бы тогда противник добиться в такой степени фактора внезапности, когда он и вправду бомбил мирно спящие аэродромы. Или получил бы в ответ сразу по полной программе, если бы никто в ту роковую ночь не смыкал глаз?

Опыт флота показал, что потерь было бы, скорее всего, намного меньше, но они все равно были бы. Моряки, и в первую очередь гражданские, все равно понесли потери. Враг атаковал ничего не подозревавшие гражданские корабли, которые были в этот момент в море.

Степень вероломства гитлеровцев не имела границ. Никто не ожидал, что они не будут связывать себя какими бы то ни было правилами ведения войны не только на суше, но и на море.

Да и недооценка противника, увы, тоже имела место. Советский флот все-таки запоздал с эвакуацией из Одессы на юге, но особенно с отходом из Таллина в Кронштадт на Балтике. Каждый раз не хотелось верить, что противник смог продвинуться так далеко и так быстро. Все это оборачивалось потерями.

Но если бы флот получил бы ужасный удар в самом начале схватки с фашизмом, как, например, авиация, то ситуация была бы намного хуже. Пришлось бы отводить под огнем противника куда больше поврежденных боевых судов. То, насколько ужасными могли быть потери при первом внезапном ударе, продемонстрировал печальный опыт американских ВМС, серьезно пострадавших в момент нападения Японии на Перл-Харбор. При этом ничего подобного не случилось с нашими ВМС 22 июня 1941 года, за что следует благодарить Н. Г. Кузнецова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector